Кладбище в Кокад


Приходское кладбище на Кокад открыто по четвергам и субботам с 9 до 12 ч.,

по пятницам и воскресениям с 14 до 17 ч.


ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРИХОДСКОГО КЛАДБИЩА В КОКАД

До устройства русского кладбища в 1867 г. скончавшихся погребали на местном кладбище над старым городом, в отделении для христиан не католического вероисповедания. Малоимущих хоронили лишь на короткий срок в общую могилу (≪fosse commune≫). 

Мысль об устроистве русского кладбища возникла в связи с постройкой и освящением храма в 1860 году. Его настоятель протоиерей Б. А. Полежаев приступил к осуществлению этого замысла. Он собрал нужную сумму убедив собрание прихожан, на пожертвования которых жил приход, в необходимости использовать часть неприкосновенных капиталов церкви. 

Местные власти разрешили создание кладбища, о чем свидетельствует постановление из Префектуры 4 августа 1866 г. С разрешения Императора Александра ІІ кладбище было наименовано Николаевским в память Цесаревича. Церковь приобрела 5 января 1867 года земельный участок рядом с английским кладбищем Кокад, который был освящен несколько дней спустя. 

5 мая заложили часовню. На ее постройку графиня Анна Толстая дала, в память скончавшегося в Ницце супруга, две трети нужной суммы. 

 

Доступ к кладбищу – простая тропа – был слишком узок для похоронных процессии и церковная администрация обратилась к преставителям английской колонии с просьбой уступить полосу земли вдоль ограды. Англичане не чинили припятствий и сервитут был урегулирован конвенцией, подписанной 8 мая 1867 года о бесплатном предоставлении русскому кладбищу права расширить подъездной путь.

Кладбище сделалось местом захоронения для русских, постоянно проживающих на Лазурном побережье, и для тех, родственники которых не могли себе позволить отправить тело для погребения в Россию.

 

С появлением эмигрантов после Революции, кладбищу выпадает новая роль : роль земли, освященной теми, кто навеки покоится на этом уголке, столь далеком от родной земли.

 

В ноябре 1924 г. на русские церкви во Франции был наложен секвестр.

Епархиальная администрация Русской Православной Церкви в Западной Европе и члены ниццкой церковной администрации добились от французкого суда снятия секвестра.

 

В такой бурной обстановке граф В. Коковцев, бывший председатель Совета Министров в России и член Епархиального Совета в Париже, выразил беспокойство по поводу слухов о закрытии русского кладбища в Ницце : ≪Никогда число православных не был так велик как сегодня, никогда столь остро не ощущалась необходимость иметь свое кладбище – ведь русские беженцы в Ницце и в окрестностях насчитываются сотнями резидентов с семьями, которые находятся в затруднительном положении.

В письме к мэру города в начале тридцатых годов он добавлял : 

Русский приход в Ницце уже несколько лет существует как ассоциация, соответственно законам 1905 г. Она зарегистрирована в Префектуре Приморских Альп. После наложения секвестра на все русские церкви – на собор на бульваре Царевича, церковь на улице Лоншан и часовню в Кокад - вопрос их причисления к частной собственности нашей церкви и управления ассоциацией был окончательно решен Гражданским Судом Сены 26 мая 1925 г.

 

 

 

В феврале 1931 г. комиссия, составленная из старосты прихода, П. В. Оноприенко, адмирала А. А. Хоменко и А. С. Чудинова, решила создать братскую могилу, чтобы удовлетворять многочисленным просьбам о бесплатном погребении.

 

Эта братская могила, рассчитанная на четыреста мест, была устроена за алтарной стеной часовни. Предвидено было захоронение в могилу останков, после пяти лет временного погребения в землю. Имена усопших были высечены в мраморе больших плит, приделанных к стене часовни.