Кладбище в Кокад


По поводу Ниццкого русского кладбища в квартале Кокад (Caucade)

 

Никогда кладбище Кокад в Ницце, называемое "русским кладбищем", не являлось собственностью русского государства, вопреки утверждениям наших недоброжелателей.

 

Основано оно было в 1867 г. по инициативе русских, проживавших на Лазурном берегу. Ими был приобретен первый участок, получено разрешение на созлание кладбища, затем приобретен второй участок.

Со дня его основания на кладбище хоронили русских православных, но также греков, сербов, албанцев, армян, грузин и их близких, независимо от их вероисповедания.

После Революции оно стало местом упокоения беженцев из России. Со временем, подавляющее большинство из них приняло французское гражданство.

 

Православная культовая ассоциация ACOR ("Association Cultuelle Orthodoxe Russe" de Nice) была основана с 1923 г. и с тех пор она ведает кладбищем. В течение десятилетий она нанимала постоянного сторожа, в чьи обязанности входили содержание кладбища в добром порядке и прием посетителей.

Родственникам же надлежало содержать могилы. По разным причинам со временем многие семьи перестали выполнять свой долг.

Все эти годы регулярно проводились реставрационные и садовые работы. АCOR регулярно обращалась и продолжает обращаться к семьям, приглашая их принимать в этих работах участие.

Сегодня, члены прихода безвозмездно открывают кладбище посетителям четыре раза в неделю и следят за чистотой аллей и могил. АCOR, за свой счет, предприняла ремонт часовни.

 

Никаких противозаконных действий ACOR не совершала.

 

Как, за то, охарактеризовать акции представителей Российской Федерации как:

- взлом в феврвле 2016 г замка кладбищенских ворот и кражу копии плана кладбища и список могил? И все это под предлогом, что в мае 2013 г. французский суд поизнал право Российской Федерации на собственность собора святителя Николая.

- в июле 2016 г. насильственное захоронение, без предварительного договора, жертвы теракта 14-го июля, приближенного священника Николаевского собора.

 

В 2015 г., не признавая действительность нотариальных документов, гласящих о правах Российской Федерации на участки, находящиеся близ собора, на кладбище, и на приходской храм на улице Лоншан, АСОR вызвала РФ в суд, который до сих пор не состоялся.

 

В понедельник 16 апреля русское посольство в Париже организует для представителей семий, чьи родственники похоронены на кладбище Кокад, собрание, посвященное будущему кладбища.

Этот внезапный интерес к нашим умершим предкам и к их могилам по меньшей мере настораживает.

 

Cуббота 14-го апреля

Сообщение приходского совета храма Святителя Николая Чудотворца и Святой Царицы Мученицы Александры в Ницце. 


Приходское кладбище на Кокад открыто по четвергам и субботам с 9 до 12 ч.,

по пятницам и воскресениям с 14 до 17 ч.


ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРИХОДСКОГО КЛАДБИЩА В КОКАД

До устройства русского кладбища в 1867 г. скончавшихся погребали на местном кладбище над старым городом, в отделении для христиан не католического вероисповедания. Малоимущих хоронили лишь на короткий срок в общую могилу (≪fosse commune≫). 

Мысль об устроистве русского кладбища возникла в связи с постройкой и освящением храма в 1860 году. Его настоятель протоиерей Б. А. Полежаев приступил к осуществлению этого замысла. Он собрал нужную сумму убедив собрание прихожан, на пожертвования которых жил приход, в необходимости использовать часть неприкосновенных капиталов церкви. 

Местные власти разрешили создание кладбища, о чем свидетельствует постановление из Префектуры 4 августа 1866 г. С разрешения Императора Александра ІІ кладбище было наименовано Николаевским в память Цесаревича. Церковь приобрела 5 января 1867 года земельный участок рядом с английским кладбищем Кокад, который был освящен несколько дней спустя. 

5 мая заложили часовню. На ее постройку графиня Анна Толстая дала, в память скончавшегося в Ницце супруга, две трети нужной суммы. 

 

Доступ к кладбищу – простая тропа – был слишком узок для похоронных процессии и церковная администрация обратилась к преставителям английской колонии с просьбой уступить полосу земли вдоль ограды. Англичане не чинили припятствий и сервитут был урегулирован конвенцией, подписанной 8 мая 1867 года о бесплатном предоставлении русскому кладбищу права расширить подъездной путь.

Кладбище сделалось местом захоронения для русских, постоянно проживающих на Лазурном побережье, и для тех, родственники которых не могли себе позволить отправить тело для погребения в Россию.

 

С появлением эмигрантов после Революции, кладбищу выпадает новая роль : роль земли, освященной теми, кто навеки покоится на этом уголке, столь далеком от родной земли.

 

В ноябре 1924 г. на русские церкви во Франции был наложен секвестр.

Епархиальная администрация Русской Православной Церкви в Западной Европе и члены ниццкой церковной администрации добились от французкого суда снятия секвестра.

 

В такой бурной обстановке граф В. Коковцев, бывший председатель Совета Министров в России и член Епархиального Совета в Париже, выразил беспокойство по поводу слухов о закрытии русского кладбища в Ницце : ≪Никогда число православных не был так велик как сегодня, никогда столь остро не ощущалась необходимость иметь свое кладбище – ведь русские беженцы в Ницце и в окрестностях насчитываются сотнями резидентов с семьями, которые находятся в затруднительном положении.

В письме к мэру города в начале тридцатых годов он добавлял : 

Русский приход в Ницце уже несколько лет существует как ассоциация, соответственно законам 1905 г. Она зарегистрирована в Префектуре Приморских Альп. После наложения секвестра на все русские церкви – на собор на бульваре Царевича, церковь на улице Лоншан и часовню в Кокад - вопрос их причисления к частной собственности нашей церкви и управления ассоциацией был окончательно решен Гражданским Судом Сены 26 мая 1925 г.

 

 

 

В феврале 1931 г. комиссия, составленная из старосты прихода, П. В. Оноприенко, адмирала А. А. Хоменко и А. С. Чудинова, решила создать братскую могилу, чтобы удовлетворять многочисленным просьбам о бесплатном погребении.

 

Эта братская могила, рассчитанная на четыреста мест, была устроена за алтарной стеной часовни. Предвидено было захоронение в могилу останков, после пяти лет временного погребения в землю. Имена усопших были высечены в мраморе больших плит, приделанных к стене часовни.